САЙТ ПОСВЯЩЁН БЛУЖДАЮЩЕМУ ОГОНЬКУ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО МОРИСУ РОНЕ... 

Тот, кто должен умереть

Режиссёр Жюль Дассен 
Адаптация: Бен Барзман, Жюль Дассен по роману Никоса Казандзакиса "Христа распинают вновь"
Диалог: Андре Обей
Музыка: Жорж Орик
В ролях: Пьер Ванек (Манолиос), Жан Серве (Фотис), Фернан Леду (Григорис), Герт Фрёбе (Патриаркеас), Морис Роне (Микелис), Мелина Меркури (Катерина), Грегуар Аслан (Ага), Рене Лефевр (Яннакос), Роже Анен (Панайотарос), Николь Берже (Мариори), Карл Мёнер (Лукас), Люсьен Рембур (Костандис), Тедди Билис (Николис), Джо Дассен и др.
Франция – Италия
Премьера: май 1957 года
На 10-м Каннском кинофестивале «Тот, кто должен умереть» номинировался на Золотую пальмовую ветвь. Получил Особый приз Международной католической организации в области кино (OCIC).

Сюжет
1920 год. В греческой деревне Ликовриси, в которой господствуют турки, каждые семь лет в Страстную неделю разыгрывают мистерию страстей Господних. За год до представления выбирают исполнителей, которые с этого момента начинают готовиться к своей роли и должны соответствовать ей в повседневной жизни. Воплощать Христа предстоит заикающемуся и стеснительному пастуху Манолиосу, Марию Магдалину вдове – Катерине.
Когда появляются беженцы из другой деревни, разорённой турками, во главе со своим попом Фотисом и просят принять их, местный поп Григорис и представитель местной власти Патриаркеас отказывают им в помощи. Не имея сил идти дальше в поисках приюта, беженцы обосновываются недалеко от Ликовриси и начинают строить новую деревню. Манолиос и "апостолы", которые уже начинают вживаться в свои роли, встают на сторону беженцев и помогают им кто чем может. Лишь Иуда остаётся в стороне. Противостояние обостряется, Манолиос – Христос убит шорником Панайотаросом – Иудой по приказу попа Григориса. Греки, местное население и беженцы, объединяются в борьбе за освобождение от турков.

Вселенная Никоса Казандзакиса. Взгляд Жюля Дассена

«Христа распинают вновь» — это весьма необычный роман Никоса Казандзакиса. Традиционная деревенская мистерия, повторяющая события, предшествовавшие Вознесению неожиданно оборачивается повторением происшедшего. Люди, обычные сельские жители, настолько вживаются в свои образы, что буквально повторяют их судьбу. На фоне весьма незатейливых деревенских интриг очень ярко проявляются прямые аналогии с Понтием Пилатом, Марией Магдалиной, Иудой и Иисусом.
В таком сравнении едва ли можно усмотреть что-то недостойное или оскорбительное. Ведь произведение Казандзакиса лишь отчасти приподнимает тему Веры. Куда большее значение он придает психологии взаимоотношений, власти толпы и социальных предрассудков, нежели соответствию образам.
Фильм Жюля Дассена незатейлив. По большей мере он просто фиксирует реалии сельской жизни, а затем рассказывает о трагической развязке в мистерии. Трагедийность происходящего, равно как и религиозность, режиссера интересуют куда в меньшей мере, нежели социальная подоплека. Ведь не случайно он так четко завершает картину сценами начала национально-освободительного движения. 
Так что, несмотря на определенную повествовательность картина Жюля Дассена безусловное событие 1957 года. Один из призов Каннского фестиваля тому подтверждение. 
Жюль Дассен сделал весьма прямолинейное толкование произведения, но этого недостаточно. Уверен, что другие мастера изобразили бы эту историю гораздо оригинальнее и неоднозначнее – роман ведь предполагает определенный интеллектуальный диалог с читателем. Полагаю, что все дело тут в отрешении из церкви самого Никоса. Возможно, продюсеры опасаются скандалов и даже не поднимают данную тему (хотя со скандалом была связана совсем другая книга Казандзакиса).

cyberlaw
Оригинал рецензии находится здесь.

С Николь Берже и Морисом Роне открываем цивилизацию, возраст которой 2000 лет

Несколько недель назад наш спецкор на Крите Клод Брюль одним из первых рассказал читателям о фильме "Тот, кто должен умереть" на драматическую тему, над которым там работает Жюль Дассен.Сегодня Франсуа Гринье, также спецкор "Сине-Ревю" на Крите, приглашает вас открывать в компании с женихом и невестой из фильма Дассена - Морисом Роне и Николь Берже цивилизацию, возраст которой 2000 лет.

Недельный гонорар за час дождя

"Превосходноно. Уже два месяца ни малейшей тучки. Мы снимаем с 6 утра до 5 после обеда". Загоревший на солнце, голова прикрыта шляпой садовника, Жюль Дассен потирает руки, довольный лучистым светом, который позволяет работать, не останавливаясь ни на секунду. За его спиной Николь Берже и Морис Роне перешёптываются:
– Мы бы возместили расходы в половинном размере за час дождя. 
Так как на Крите дождь никогда не идёт, порыжевшая земля такая сухая, что при малейшем ветре поднимаются тучи пыли, которая прилипает к коже.

67 часовен на 300 душ

В горах, в 20 километрах от Сен-Николя, Жюль Дассен распорядился поставить декорации деревни, как раз рядом с настоящей, которая называется Критса. Жители этой живописной деревни ослеплены солнечным светом и не знают, что такое электрический свет. На каждом углу улицы стоит часовня, их 67 на 300 душ. Население Крита – моряки. Когда их лодки терпят бедствие, они дают обет поставить часовню, в которой ежегодно проходит богослужение.Одна из этих часовен очень красива. Чудесная святая дева, окружённая свечами, обладает целительной силой. Люди прикрепляют к решёткам записки, в которых указывают имена болеющих, исцеления которых они просят.

Критовцы "быстро схватывают"

Фильм "Тот, кто должен умереть" Жюля Дассена – экранизация романа критовца Никоса Казандзакиса "Христа распинают вновь". Он рассказывает о крестьянах одной деревни и их священнике, которые вступили в противостояние с жителями соседней деревни, которую разорили турки. Все жители Критсы пришли, чтобы принять участие в массовке. Гонорар составляет от 30 до 50 драхм в день, для бедняков это небольшое состояние. К концу месяца съёмок 800 фигурантов грозили забастовкой, если им не повысят жалованье. Они поняли, что такое кино. Потребовался весь дипломатический талант Мелины Меркури, играющей в фильме Марию Магдалину, чтобы Дассен мог продолжить работу.

Статисты просят благословения у фальшивых священников

Статисты воспринимают свою роль всерьёз: они спешат к Жану Серве или Фернану Леду за благословением, когда те одеты как священники.
Однажды Жюль Дассен собрал их вокруг девочки, которая по сценарию должна была делать вид, что умирает от усталости и голода в людном месте. Сельчане были так захвачены происходящим, что почти все женщины плакали, когда девочка упала.
– Это восхитительно, – сказал Дассен. – Я никогда не видел такой искренности.

Критская кухня завоёвывает французов

После трудного съёмочного дня в высокогорье актёры и технические работники собираются в Сен-Николя, в баре "Рифифи", специально открытом продюсером мадам Берар. Их обслуживают молодые критовцы, быстро усвоившие значение слова "необходимый" из нашего языка. Участники съёмки, со своей стороны, научились изъясняться на греческом. Пьер Ванек, Морис Роне и Николь Берже достаточно хорошо разбираются, чтобы заказывать блюда и напитки. Блюда, которые предлагают в "Рифифи", теперь называют французскими. Сначала все недомогали от критской кухни, и мадам Берар срочно вызвала парижского повара. Спустя месяц актёры стали бойкотировать его французскую кухню и предпочитали ходить в соседние рестораны, где пробовали местные блюда.

       

Кино не потрясло двухтысячелетнюю цивилизацию

По воскресеньям у всех выходной. Туризм чрезвычайно привлекает артистов, и самые отдалённые уголки Крита не остаются тайной для большинства из них. Молодые идут купаться. Пьер Ванек, Николь Берже, Джо Дассен и Морис Роне купили экипировку для подводной рыбалки. Им удалось поднять со дна фрагменты амфор. 
По воскресеньям Морис Роне и Николь Берже прогуливались по живописным местам. Их привёл в восторг лес из 1500 ветряных двигателей с белыми лопастями, которые поднимали воду для полива банановых деревьев. Но самое лучшее воспоминание – знакомство с деревней Критса. Взявшись за руки, они прошлись по узким улочкам, по которым маленькие ослики несут свою тяжёлую ношу. На террасе небольшого кафе они выпили традиционный напиток ouzo, такой же, как и 2000 лет назад. Старушки плели шерсть и не воспринимали революцию, которую кино, искусство ХХ века, принесло в горы бога Зевса.

Сине-Ревю № 44, 02.11.56

Любопытную историю, произошедшую во время съёмок, рассказала Мелина Меркури:

"Мужчины Критсы решили убить одного актёра – назову его Отто. Отто был хорошим парнем, но не таким умным, как хотелось бы, и у него была слабость к рекламе. Он принадлежит к актёрам, которые носят свои фотографии в кармане и всем их раздают. Ему пришла в голову мысль написать статью о съёмках фильма в Критсе и послать её в зарубежную газету. В ней он представил себя мучеником своего искусства. Еда якобы несъедобная, воды в обрез, люди необразованные и дикие. И вот газета попала в Критсу. Группа мужчин пришла к Жюлю Дассену.
– Нам нужен Отто.
– Зачем?
– Мы хотим его убить.
– Почему?
Они объяснили. Потом говорят серьёзно: "Вы не считаете, что мы имеем право его убить?" Жюль немного помедлил: "Конечно. Но я должен вас попросить подождать, пока не будет готов фильм".
– Вы обещаете затем отдать его нам?
– Да.
В последние съёмочные дни мы отправили Отто из Критсы. Люди простили это Жюлю только потому, что любили его".

Жюль Дассен



Сайт создан в апреле 2007 года с ознакомительной целью. Права на статьи и фото принадлежат их авторам.